"Новая газета Кубани": Татьяна Гатова: без свободы нет творчества - Краснодарское Творческое объединение «Премьера» им. Л.Г.Гатова

онлайн бронирование
Заказ билетов
Сегодня: 25.05.2017

"Новая газета Кубани": Татьяна Гатова: без свободы нет творчества

Татьяна Гатова: без свободы нет творчества

оригинал здесь:  http://ngkub.ru/kultura/tatyana-gatova-bez-svobody-net-tvorchestva

30.03.2016
Творческое объединение «Премьера» невозможно представить без такого прославленного коллектива, как Театр балета Юрия Григоровича. Под эгидой этой самой «Премьеры», основанной Леонардом Гатовым, всемирно известный и один из самых титулованных хореографов современности и создал свой театр 20 лет назад в Краснодаре.
Сегодня «Премьера» – это не только балет Григоровича.
О том, что такое «Премьера» сейчас, корреспонденту «НГК» рассказала генеральный директор и художественный руководитель творческого объединения заслуженная артистка России Татьяна ГАТОВА.
– Татьяна Михайловна, сегодня у многих любителей искусства на Кубани и за ее пределами, а поверьте, я с этим сталкивался не раз, сложилось такое стереотипное мнение о том, что визитной карточкой творческого объединения «Премьера» без всяких сомнений является Театр балета Юрия Григоровича. И это притом, что под брендом «Премьеры» объединены не менее достойные творческие коллективы. Как вы к этому относитесь и выделяете ли для себя какие-либо приоритетные направления?
– Давайте начнем с того, что «Премьера» изначально не объединяла – она создавала творческие коллективы. О приоритетах вообще не хочу говорить. Скажите, если в семье трое-четверо детей, может ли быть у мамы какой-нибудь ребенок любимее? Вряд ли. Поэтому в нашей творческой семье все коллективы любимые. Сегодня творческое объединение это более десятка разножанровых коллективов и театров, это более 1000 профессиональных актеров, музыкантов, танцоров, вокалистов, режиссеров и технических специалистов.
В то же время ставить под сомнение, что Театр балета Григоровича сегодня является вершиной творчества нашего объединения, вы понимаете, нет никакого смысла. Это на самом деле так. Надо же учитывать, что театру уже 20 лет, и все эти годы коллектив под руководством такого именитого мастера, как Юрий Григорович, неизменно совершенствовался и развивался.
Театр Григоровича у нас появился в числе первых, но мне сегодня приятно признать, что ему под стать и самый молодой наш коллектив – это Музыкальный театр, который сегодня находится в своем расцвете, как мне кажется. Юрий Николаевич своим подходом к делу поставил очень высокую планку не только своему балету, но и остальным творческим коллективам, которые планомерно к этой планке подтягиваются. В их числе, прежде всего, Музыкальный театр. Он, как мне кажется, в настоящее время задает тон в театральной жизни края.
В этой связи я должна напомнить, что все эти коллективы создавал основатель «Премьеры» и многолетний руководитель творческого объединения Леонард Григорьевич Гатов. Он всем им помогал крепко становиться на ноги, а потом просто говорил: «Дальше творите сами».
– И что же? Вы считаете, что такой – «гатовский» – подход к творчеству сегодня оправдал себя?
– А почему нет? Если лет 10-15 назад кубанские театралы действительно ассоциировали «Премьеру» с балетом Григоровича, то сегодня полные залы собирают спектакли Музыкального театра, муниципального Молодежного театра, с большим успехом проходят концерты Биг-бенда Георгия Гараняна, симфонического и духового оркестров, фольклорных ансамблей «Родник» и «Криница». Это как раз и есть то, о чем мечтал Леонард Григорьевич – добиться высокого уровня профессионализма во всех представленных в объединении направлениях искусства. Но и этого недостаточно. Бизнесмен никогда не будет вкладываться в проект, который не сулит ему прибыль. Так и в современном искусстве. Никакой худрук не рискнет отправить коллектив или труппу артистов на гастроли только ради гастролей. Надо рассчитывать на прибыль, как и в любом бизнесе. Такую идею закладывал Гатов, создавая «Премьеру», и доказал всем скептикам, что и на ниве искусства можно и нужно зарабатывать.
По сути, сегодня под крышей «Премьеры» работают коллективы практически всех жанров. Разве что цирк не представлен. Можно смело сказать, что «Премьера» – это академическое учреждение культуры. Два симфонических, духовой, джазовый и камерный оркестры, коллектив малых драматических форм (Молодежный театр), кукольный вид искусства (Новый театр кукол), эстрадный коллектив (Шоу-театр «Премьера»), органный зал, камерный оркестр, вокально-хореографический ансамбль Раисы Гончаровой «Родник», ансамбль казачьей песни «Криница» под руководством Владимира Капаева. Если Гончарова работает с «Родником» уже более 15 лет, то Капаев пришел позже. Гатов в него поверил и, несмотря на то, что «Криница» все же фольклорный коллектив, Леонард Григорьевич уговорил Владимира Александровича подключиться к работе по постановке оперы «Евгений Онегин». Рискнули – и пошло. Сегодня артисты «Криницы» – неизменные участники многих музыкальных спектаклей «Премьеры».
По моему мнению, концертным коллективам не хватает на сцене некой актерской составляющей, театральности, что ли. А такие эксперименты с привлечением их к постановкам позволяют им по-новому раскрываться, пробовать себя в других жанрах.
Нельзя не упомнить и то, что в те годы становлению «Премьеры» во многом способствовал глава города Валерий Александрович Самойленко. Они с Гатовым нашли общий язык, и такое взаимопонимание привело к тому, что мы смогли-таки открыть органный зал, например. Ведь у этой идеи было противников ничуть не меньше, чем сторонников. Многие говорили тогда Леонарду Григорьевичу: «Зачем на Кубани орган? Наш край богат казачьими, православными традициями, а органная музыка чужда нашей культуре. Это Запад, от органа веет католицизмом».
Леонард Григорьевич был непреклонен, и Самойленко его идею поддержал и помог. Сегодня в городе свой органный зал, куда краснодарцы и гости города с удовольствием ходят послушать органную и классическую музыку, там регулярно проводятся фестивали органной музыки. И о каком пагубном влиянии на веру и традиции может идти речь?
– Как говорят сами преподаватели этой школы, он постоянно призывает их больше и активнее развивать народное творчество, мотивируя это тем же: в крае, с богатыми казачьими и народными традициями, надо больше уделять внимания фольклору. А классические жанры: музыка, танцы, вокал – это уже никому не нужно.
– Так же нельзя! Мы, люди искусства, должны делать все, чтобы наши дети всесторонне развивались. Если у ребенка есть способности и ему интересно заниматься музыкой, танцами, будь то балет или современные танцы, надо это поддерживать, а не навязывать что-то другое в угоду каким-то собственным приоритетам. Если руководитель таким образом хочет представить себя патриотом своего края и воспитать из детей таких же патриотов, то это заблуждение. Нельзя так воспитывать юных артистов, из этого ничего хорошего не выйдет.
С таким отношением к искусству и его жанровому разнообразию мы много теряем. А возродить, реанимировать утраченное гораздо труднее, чем создавать новое.
Вы, наверное, заметили, что из наших скверов и парков несколько лет назад практически исчезла живая музыка? В последние годы мы стареемся это возрождать. Именно, благодаря «Премьере», музыка вновь зазвучала на улице Красной, это знаменитые променад-концерты летом и осенью в выходные и праздничные дни, это еще и летние Карасунские вечера возле Дворца искусств. Это все начиналось еще с 2002 года. В парках сейчас тоже стала звучать музыка. Причем, в последнее время совершенно разных жанров: симфоническая, джазовая, духовая.
– Духовые оркестры в парках, и это я с детства помню, всегда были неотъемлемой частью культурно-развлекательных мероприятий в выходные дни.
– У нас есть замечательный коллектив – Кубанский духовой оркестр под руководством Валентина Спиридонова, очень увлеченного человека, преданного своему делу. Мы с ним уже обсуждали вопрос о том, что надо привлекать детей, обучать и создавать детские духовые оркестры.
Вот Виктор Гаврилович Захарченко уже это сделал. В Кубанском казачьем хоре много внимания уделяют детскому творчеству, и это правильно.
– В «Премьере» ведь тоже есть детские коллективы?
– Да, конечно, есть. Детский театр песни и Детская студия Музыкального театра. Воспитанников этих коллективов мы задействуем в профессиональных постановках на большой сцене. Юные артисты участвуют и в драматических, и в музыкальных спектаклях, в концертных программах. Это уникальные дети!
Немало усилий в свое время мы приложили, чтобы создать хореографическое училище, где сегодня представлен наряду с классикой и фольклор (там два отделения – классического и народного танцев). В училище готовят студентов уже непосредственно к профессиональной сцене. Раньше с этим был дефицит, и нам приходилось искать таланты в других регионах.
Помнится, когда мы создали Шоу-театр «Премьера», когда этот коллектив стал популярным и востребованным, Леонард Григорьевич мне сказал: «Таня, современные танцы – это хорошо, это красиво. Но нам нужна классика. Ведь можно сочетать современную хореографию и классику, надо попробовать. Поезжай в училище в Воронеж, посмотри там молодежь».
Я поехала в Воронеж, привезла оттуда одну пару очень способных ребят, и они вполне гармонично влились в наш Шоу-театр. А позже я стала понимать, что этим ребятам нужны другие педагоги. Я им уже больше того, чему они научились, дать не могу.
Так начал создаваться практически «с нуля» танцевальный коллектив, который сегодня с успехом работает на сцене Музыкального театра.
Да, есть Театр балета Григоровича, которому в этом году исполняется 20 лет. Сегодня в репертуаре театра 19 спектаклей, и у Юрия Николаевича нет необходимости ставить премьеры. Мы эти балеты по сей день показываем, и на них зритель ходит и еще долго будет ходить! «Жизель», «Щелкунчик», «Спартак», «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетта» – на эти спектакли будут ходить, когда бы вы их ни поставили. Кстати, раньше этот коллектив назывался ансамблем классического танца. С приходом Григоровича он был преобразован в театр балета.
– Это не просто бренд «Премьеры», а мировой бренд, потому и будет востребован у театрального зрителя всегда и в Краснодаре, и в Париже, и в Москве. А вот Музыкальный театр? Когда-то главным козырем его была оперетта. Слава Богу, вы сохранили этот жанр. Сегодня там можно посмотреть и знаменитую «Летучую мышь» Штрауса, и «Бабий бунт» Птичкина. Но, наряду с ними, в репертуаре театра – оперы «Пиковая дама» и «Евгений Онегин», балет «Анна Каренина». Недавно вы рискнули поставить там лайт-оперу «Чичиков» – совсем незнакомое направление, да еще и доверили молодому режиссеру Александру Мацко. Теперь он же готовит к премьере балет «Мастер и Маргарита». Вы не боитесь так рисковать? Говорят, ваш супруг такой воли артистам не давал. В городе даже сплетни ходили, что недоброжелатели за глаза называли Леонарда Григорьевича «Карабасом-Барабасом», а артистов ТО «Премьера» – «крепостными», намекая на его жесткость и консерватизм.
– Леонард Григорьевич никогда не был консерватором. Жесткость… скорее, он был не жестким, а требовательным и к себе самому, и к коллегам. Он в свое время ставил перед нами всеми непомерно высокие задачи. Конечно, это не всем нравилось, кое-кто не выдерживал, но сильные оставались, а слабые уходили. Вот и ползли разные слухи. Вы только представьте, мы в начале 2000-х выдавали по 6-7 премьерных спектаклей в год! Сегодня в два раза меньше. Финансовое положение в отрасли таково, что деньгами рисковать страшновато. Но если не рисковать, то, значит, свести на нет весь смысл существования творческих коллективов, объединенных общим названием – «Премьера». Да и вообще, я, как руководитель, должна время от времени рисковать, должна доверять и верить своим коллегам. У артиста должна быть определенная свобода в творчестве, ибо без свободы нет творчества.
Полтора года назад наш молодой талантливый режиссер Александр Мацко буквально заразил меня идеей постановки на нашей сцене лайт-оперы екатеринбургского композитора А. Пантыкина «Гоголь.Чичиков. Души». Мы рискнули – и зрители наш риск оценили достойно. И премьерный показ этого спектакля, и последующие сопровождались полным аншлагом. На премьеру пришел Виктор Гаврилович Захарченко, который потом мне признался: «Ты знаешь, Таня, я хотел уйти. Думал: посижу, послушаю, посмотрю и после первого акта уйду. Не ушел. Потому что очень интересно стало: что же будет во втором акте?»
– Вы и сейчас пошли на эксперимент, доверив этому же режиссеру ставить балет по роману Булгакова «Мастер и Маргарита». Не боитесь той мистики, которая на всем протяжении окружает это произведение?
– Нет. Мы на Кубани в мистику не верим (смеется). А насчет доверия… Вы знаете, я просто вижу огромный творческий потенциал у Александра. Он достиг уже определенного профессионального уровня, но ему еще есть, куда расти. Значит, надо доверять. Да, он молод, но он доказал свою состоятельность как режиссер, когда взялся за сложный жанр лайт-оперы, он доказал, когда поставил балет «Анна Каренина», который, кстати, оценили и публика, и критики.
– А критики, журналисты вас часто ругают? Как вы реагируете: обижаетесь и отвечаете в прессе на несправедливые упреки, или предпочитаете не замечать?
– Несправедливую критику стараюсь не замечать, хотя порой бывает очень обидно. А журналисты – они же не критики. Они пишут то, что видят. Неприятно, когда (и такое тоже бывает) с тобой беседуют об одном и все вроде бы нормально, а потом в газете выходит интервью, прочитав которое, приходишь, мягко говоря, в недоумение: «Боже! Неужели я это говорила?!» Но что поделаешь, недобросовестные люди встречаются в любой профессии: и в нашей, и в вашей.
Но одно дело, когда критика справедливая и объективная, чего нам так недостает, и совсем другое – неконструктивные выкрики и переход на личности, что, увы, встречается гораздо чаще.
– Леонард Григорьевич также болезненно реагировал на критику?
– «Также»?! Как раз я, по сравнению с ним, реагирую абсолютно безболезненно. А он всегда подходил весьма щепетильно к вопросу общения с журналистами и критиками.
– Татьяна Михайловна, а каково ваше внутреннее ощущение от того, что вам приходится руководить творческим объединением, которое создал ваш супруг? «Премьера» под руководством Леонарда Гатова и «Премьера» под руководством Татьяны Гатовой – это одно и то же?
– Однозначно, нет, хотя бы потому, что имена у руководителей разные. А если серьезно, то «Премьера» не стоит на месте. Мы развиваемся, мы находимся в постоянном творческом поиске. Леонард Григорьевич добился с «Премьерой» многого из того, о чем мечтал. Сегодня «Премьера» другая, и ее сравнивать с прежней, мне кажется, не совсем справедливо. Тому есть объективные причины. Время течет, люди меняются, в стране происходят какие-то перемены и не всегда в лучшую сторону. Но и в этих условиях мы стараемся создавать качественный продукт в лучших традициях высокого искусства.
– В этой связи хотелось бы поинтересоваться вашими взаимоотношениями с обновленным составом министерства культуры. Власть помогает вам?
– Еще не так много прошло с того времени, как Викторию Юрьевну Лапину назначили новым министром, рановато говорить, но уже есть положительные сдвиги. Хотела бы отметить, что в последнее время весьма результативно стали проходить совещания в министерстве. Там к мнению людей творчества прислушиваются.
А помощь… Конечно, власти помогают: и край, и город. Но главное, чтобы не мешали творчеству – это тоже помощь.
Записал Сергей ЛАДОЖСКИЙ

Подписка на рассылку

Будьте в курсе наших событий. Получайте самые последние новости и анонсы.

Поиск


Ваше мнение

Дорогой зритель!
Мы всегда рады видеть Вас в Музыкальном театре! Мы высоко ценим Ваше мнение о нас. Просим ответить на вопросы данной анкеты.

Нам важно Ваше мнение!

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Мы в инстаграмм 

.